Мы используем файлы cookie. Соглашение об использовании
недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/
    0
ЗагороднаяГород

Три «сравнительно честных способа отъема» подмосковных лесов

8 753
Три «сравнительно честных способа отъема» подмосковных лесов
В подмосковных лесах остаются залысины — некоторые участки превращаются в пеньки и карьеры после применения разнообразных схем по передаче участков бизнесу. Циан.Журнал собрал три показательных примера.

Территория подмосковных лесов с каждым годом становится меньше: часть вырубается под застройку, другая — под дороги (ЦКАД в этом смысле идет отдельной графой), третья — мелкими группами по 5–10–20 га вокруг многочисленных СНТ.

Последний вариант и попал в поле зрения Циан.Журнала: в ряде случаев вырубки незаконны, но становятся возможными после странных манипуляций с документами. Ниже — несколько схем по переводу лесных участков в частные руки, которые делают с полученным всё что угодно.

Схема № 1. «Подарок»

Дачно-строительный кооператив (ДСК) имени 1905 года в Жаворонках Одинцовского района Подмосковья — очень старый кооператив, участки которого раздавали в послевоенное время военным, полярникам и ученым. В Циан.Журнал обратилась одна из дачниц — Катерина Семихатова.

Несколько лет назад в ДСК появился новый сосед: сперва он просто купил участок, затем неведомым образом стал владельцем части парка, расположенного в центре дач, а потом дачники узнали, что всё тому же соседу (на тот момент — уже члену правления ДСК) вдруг перешел и огромный участок расположенного рядом леса.

Схема, объясняет собеседница Циан.Журнала, выстроена следующим образом: пожилые собственники ДСК дали председателю доверенности с разрешением решать организационные вопросы (вывоз мусора, ремонт дорог, сотрудничество со счетной комиссией и прочее). Но в законодательстве есть феноменальная лазейка, согласно которой собственники ДСК могут сделать коллективный подарок земли кому угодно.

По всей видимости, именно так дачники «подарили» соседу часть парка. Узнав об этом, некоторые отправились в суд. Ответные меры были приняты моментально — этим людям перестали вывозить мусор, а некоторых и вовсе вычеркнули из членов кооператива, рассказывает Катерина. Судебные разбирательства в итоге безнадежно завязли в Одинцовском суде, а вишенкой на торте стало обещание председателя поменять устав ДСК, воспользовавшись выписанными когда-то доверенностями собственников участков, вспоминает собеседница издания.

«Затем из местной газеты мы узнали, что участок леса (кадастровой стоимостью 104 млн рублей, и это явно заниженная оценка), который никогда не принадлежал нашему ДСК и всю жизнь относился к территориям Лесного фонда, оказывается, тоже подарен всё тому же частному лицу, которое ранее завладело парком», — объяснила Катерина нашему изданию.

(Нажмите, чтобы увеличить изображение)

Произошло это дарение в июне 2021 года на основании общего голосования, о котором, по словам К., все ее соседи узнали из той же газеты. В ней же, кстати, опубликован и протокол того самого собрания (обратите внимание на кадастровый номер участка леса и на пункт 5 этого протокола).

Нанятый местными жителями адвокат Анастасия Милашевская уточнила Циан.Журналу, что, согласно ответу заместителя руководителя Комитета лесхоза Московской области В. А. Спиренкова, границы того самого земельного участка № 50:20:0070512:2774 пересекаются с землями лесного фонда. По данным ЕГРН, земельный участок отнесен к категории земель населенных пунктов.

«Право собственности на участок зарегистрировано после 1 июня 2016 года. Согласно публичной кадастровой карте, все границы этого участка являются смежными с границами лесного фонда. Исходя из положений статьи 8 Лесного кодекса РФ, лесные участки в составе земель лесного фонда, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, ограничены в обороте», — комментирует Анастасия Милашевская.

Кроме того, статья 28 Федерального закона от 12 декабря 2001 года «О приватизации государственного и муниципального имущества» № 178-ФЗ, устанавливает запрет на отчуждение земельных участков в составе земель лесного фонда.

«О том, что данное собрание проводилось, многие члены ДСК узнали только в сентябре 2021 года из газеты “Новые рубежи”. Председатель ДСК должна была знать, что дарить участки, находящиеся на праве бессрочного владения, незаконно, но участок все же был подарен. Считаю, что этот земельный участок выбыл из собственности земель населенного пункта Жаворонки путем обмана со стороны председателя. Договор дарения земельного участка нарушает требования статей 39.9, 39.10 Земельного кодекса РФ, статей 268, 269 Гражданского кодекса РФ», — добавила адвокат в комментарии Циан.Журналу.

В заключении Анастасия Милашевская отметила: тот факт, что данный земельный участок выбыл из состава земель населенных пунктов, нарушает права неограниченного круга граждан. Этот момент прописан в статье 262 Гражданского кодекса РФ: «Граждане имеют право свободно и без каких-либо разрешений находиться на не закрытых для общего доступа земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, и использовать имеющиеся на этих участках природные объекты в пределах, допускаемых законом и иными правовыми актами, а также собственником соответствующего земельного участка».

Важно, что на самом деле не было ни голосования, ни одобрения этого дарения, подчеркивает Катерина Семихатова. Получается,  мнение ничего не подозревающих дачников просто проигнорировано, а огромный участок леса теперь в частных руках.

Редакция Циан.Журнала направила запрос в Комитет лесного хозяйства Московской области с просьбой рассказать о такой проблеме, как передача лесов в частные руки с последующим использованием — как правило, далеким от экологичного подхода. Ответа от ведомства не поступало. Председатель ДСК отказалась давать комментарии.

Вместе с другими активистами Катерина составила письмо, в котором изложила ситуацию с дарением участка Гослесфонда частному лицу — под письмом подписались около 300 жителей всех окрестных поселений (копия письма в распоряжении редакции. — Прим. ред.). Далее копии были направлены во все инстанции: зампреду Правительства Московской области, министру экологии и природопользования Московской области Андрею Разину, в Общественную палату Одинцовского района, в Комитет лесхоза, в Прокуратуру Московской области и в Следственный комитет.

«Сейчас все верят, что справедливость восторжествует, но при этом опасаются, что кто-нибудь подожжет их дом. Я, например, боюсь отпускать детей в школу одних. Даже если обойдется без поджогов, есть масса других способов шантажировать протестующих — допустим, отключить водоснабжение», — говорит Катерина Семихатова.

Схема № 2. «Превращение»

Лесной фонд может потерять владения и в Рузском районе Подмосковья — события разворачиваются рядом с селом Васильевское. Место называется Крюково-3, по аналогии с расположенными здесь карьерами Крюково и Крюково-2.

Как выяснили местные жители, 350 га леса (категория земель — «земли лесного фонда») и 50 га сельхозугодий в кратчайшие сроки приговорены к превращению в песчано-гравийный карьер.

Один из местных активистов Евгений Самоха рассказал Циан.Журналу, что осенью 2019 года Министерство экологии и природопользования Московской области внесло лесной участок площадью 45,3 га в «Перечень участков недр местного значения по Московской области, предлагаемых для предоставления в пользование для геологического изучения в целях поисков и оценки месторождений общераспространенных полезных ископаемых» (участков, где можно искать полезные ископаемые). Дальше события развивались стремительно. Тут же компания «Мостотрест 18» без аукциона получила лицензию на «геологическое изучение, включающее поиски и оценку месторождений полезных ископаемых, а также геологическое изучение и оценку пригодности участка недр для строительства и эксплуатации подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых».

Спустя еще две недели список интересных с точки зрения полезных ископаемых пополнил соседний участок (196,4 га) — его занесли в «Перечень участков недр, предлагаемых для предоставления в пользование в целях геологического изучения, разведки и добычи общераспространенных полезных ископаемых» (участков, где можно добывать полезные ископаемые).

Спустя еще месяц оба участка (напомним, по одному из них выдана лицензия на проведение геологических работ) с согласия Комитета Лесного хозяйства перешли в аренду компании «Мостотрест 18». Их общая площадь составила 242 га.

К концу ноября Минэкологии увеличило площадь второго участка почти в два раза — с бывших 196,4 до 352,6 га. Вместе с первым участком (на который была получена лицензия для геологической разработки) в перечнях участков с полезными ископаемыми оказалось в общей сложности 397,9 га.

Вот они все вместе (желтым на карте отмечен самый первый участок на 45,3 га — тот, на который впоследствии была получена лицензия; красным — второй участок, на 196,4 га; фиолетовым — то, насколько приросла площадь второго, внесенного в «Перечень недр местного значения…» скоропалительным постановлением Минэкологии. В общей сложности они занимают площадь 397,9 га.

В конце апреля 2020 года в лесу начались буровые работы — позже выяснилось, что разрешения на них «Мостотресту 18» не давали (все документы скрупулезно собирали активисты, часть опубликована здесь), но в качестве наказания компания получила лишь официальную претензию.

Любопытно, что местные надзорные органы зафиксировали это правонарушение на участке, который в нашей истории вообще не фигурирует. В итоге репутация «Мостотреста 18» официально осталась незапятнанной. В распоряжении редакции есть ответ Минэкологии, в котором сообщается о проведении проверки и о назначении административного наказания. Еще в последнем абзаце этого письма указаны координаты «провинившегося» участка.

(Нажмите, чтобы увеличить изображение)

А вот этот участок на карте — он даже не входит в территорию, занимаемую «триколором».

(Нажмите, чтобы увеличить изображение)

А еще на первом, «желтом» участке (том самом, который обременен лицензией на «геологическое изучение») испокон веков протекает ручей, и по этому поводу можно сделать отдельное заявление:

«Согласно подпункту 8 пункта 15 статьи 65 Водного кодекса РФ, в границах водоохранных зон запрещена разведка и добыча общераспространенных полезных ископаемых, — подчеркивает активист Евгений Самоха. — Но “увидеть” этот ручей власти смогли не сразу: чтобы де-юре доказать существование ручья жителям пришлось за свой счет заказывать его обследование для внесения в Государственный водный реестр. На признание ручья и наличие водоохранной зоны потребовалось почти два года».

По словам активиста, расторгать свои договоры на аренду Комитет Лесного хозяйства все равно не стал, так же, как Минэкологии не стало отзывать лицензию.

Кстати, договоров на аренду на сегодняшний день уже несколько: все они были длительностью не более 11 месяцев.

«Возможно, три договора аренды по 11 месяцев обусловлены желанием обойти требования действующего законодательства: более продолжительные договоры подлежат обязательной регистрации и необходимо проводить конкурс, которые допускает наличие других участников и победителей», — предполагает собеседник Циан.Журнала.

«Проект освоения лесов»

Чтобы начать любую деятельность на арендованном участке, «Мостотресту 18» предстояло разработать «Проект освоения лесов» (ПОЛ), подать его на государственную экспертизу и дождаться положительного заключения. Компания подавала свой проект трижды, и лишь последний был одобрен.

ПОЛ привязан к конкретному договору аренды, но договоры аренды длятся у компании по 11 месяцев. Логично было бы предположить, что ПОЛ утратит актуальность при скором истечении договора, но нет.

В феврале 2021 года при очередном оформлении договора аренды «Мостотрест 18» получил ровно тот же участок 242,7 га, что и до этого. Это значит, что разрабатывать новый ПОЛ не надо — при этом очевидно, что, будучи однажды одобренным, аналогичный ПОЛ получит одобрение и в следующий раз. Это ли не схема?

В 2020 году экологи выявили в этом лесу 15 редких и уязвимых видов животных и растений, включая пять краснокнижных. Активисты просят присвоить их лесу статус особо охраняемой природной территории областного значения. При этом поблизости уже есть несколько карьеров: в 2 км — Никифоровское, в 700 м — Крюково и Крюково-2.

Активисты считают, что на организации нового мегакарьера можно заработать трижды: на вырубке и последующей продаже леса, на продаже песка и гравия, а также на последующем использовании отработавшего котлована в качестве мусорной свалки.

Подобная схема применялась в Щелканово.

Циан.Журнал направил запрос в Министерство экологии и природопользования Подмосковья с просьбой прокомментировать ситуацию в Васильевском и оценить возможность исключения участка из перечня участков для поиска полезных ископаемых и присвоения лесу статуса особо охраняемой природной территории. На момент публикации статьи ответа не было.

Схема № 3. «Подмена»

Жители микрорайона Заря городского округа Балашиха с 2015 года борются за сохранность леса, расположенного на земельных участках с кадастровыми номерами: 50:15:0070901:962 (47,9 га); 50:15:0070901:964 (20,5 га); 50:15:0000000:148568 (42,7 га). Общая кадастровая стоимость этих участков — 1,83 млрд рублей.

Участки являются лесными кварталами № 214 и 215 Первомайского участкового лесничества Московского лесничества Минобороны РФ, рассказал Циан Журналу один из активистов борьбы за сохранность леса Юрий Шулик, председатель территориального общественного самоуправления микрорайона Заря, практикующий юрист.

Осенью 2014 года они были переданы в муниципальную собственность городского округа Балашиха Московской области, хотя пункт 12 постановления Правительства от 2 февраля 1998 года № 135 гласит, что при прекращении права пользования участками земель обороны прекращается и право пользования расположенными на них лесами — это значит, что участки должны были перейти в Лесной фонд.

Местные жители, опасаясь за судьбу леса, протестовали — активистам удалось собрать несколько тысяч подписей под заявлениями в Генпрокуратуру, но тщетно: муниципальная власть передала лесные участки в аренду СНТ «Заря» и «Купол-2» под садоводство. Всё это противоречит не только законам Лесного кодекса (он запрещает размещение на лесных землях садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений), но и простой логике: какое садоводство в лесу, среди плотно растущих елей, сосен и берез! Хотя некоторые «садоводы» видят на этих участках только болото и кусты, говорит Юрий Шулик и вместо лишних слов представляет фото аэросъемки.

При этом позже администрация Балашихи выдаст порубочные билеты: первый (от 9 сентября 2020 года № 28) — на вырубку 1524 деревьев и 0 (ноль) кустарников, второй (от 31 мая 2021 года № 23) — на вырубку еще 2223 деревьев и ни одного кустарника. То, чего так боялись жители микрорайона, все-таки произошло: лес стали вырубать.

В противостоянии за сохранность леса участвует Михаил Андрианов — начальник отдела мониторинга и экологического контроля Всероссийского общества спасания на водах, общественный лесной инспектор Кудиновского лесничества и внештатный инспектор Росприроднадзора по Московской и Смоленской областям, депутат.

По его словам, руководство СНТ «Заря» вырубило лес на своей территории якобы для прокладки дорог. Вырубка под дороги получилась гораздо шире, чем требуется, — значит, в процессе срубили (и, скорее всего, продали, убежден Михаил Андрианов) больше деревьев.

После этой расчистки осталось практически полноценное поле — по примерным подсчетам, 9 га. А затем — еще 20 га, якобы для рекультивации заболоченных участков. По правилам эта процедура подразумевает завоз однородного грунта максимум 5-го класса опасности. Но в этой истории вместо разрешенного грунта привезли нечто разноцветное.

Активисты подняли шум, цветной грунт пропал, но фотографии остались. На рекультивируемую (а фактически ту, на которой вырубили лес) землю свозили и строительный мусор — такого же 5-го класса, но грунт и строительные отходы — большая разница. В довесок навезли остатки труб, автомобильных шин, сидений и деталей, а это уже более опасные для экологии отходы.

«Я знаю, что порубочные билеты выдавались на санитарную обработку, но по факту была проведена сплошная вырубка, причем и совершенно здоровых деревьев. Мы выяснили, что было разрешено вырубить около 2 тыс. деревьев, но, по самым скромным подсчетам, срублено в десять раз больше — по всей видимости, всё на продажу. Будучи лесным инспектором, я твердо заявляю, что был настоящий, густой, хороший, многолетний, здоровый лес, и если там были больные деревья, то тут точно не нужна была сплошная вырубка!» — возмущается Михаил Андрианов.

Собеседник Циан.Журнала также рассказал, что нарушения зафиксированы в полиции (заведено уголовное дело),  вМинэкологии, Госадмтехнадзора, Росприроднадзоре, а также в местной и областной прокуратурах (копии документов есть в распоряжении редакции. — Прим. ред.).

И лишь администрация Балашихи по-прежнему ничего не видит, притом что до сих пор является собственником вырубленных и замусоренных участков. Циан.Журнал направил запрос в администрацию городского округа Балашиха с просьбой прокомментировать ситуацию. На момент публикации ответа не было.

официально

«Лесной фонд — ввиду его жизненно важной многофункциональной роли и значимости для общества в целом, необходимости обеспечения устойчивого развития (сбалансированного развития экономики и улучшения состояния окружающей природной среды в условиях возрастания глобального экологического значения лесов России и выполнения ею соответствующих международных обязательств), а также рационального использования этого природного ресурса в интересах Российской Федерации и ее субъектов — представляет собой публичное достояние многонационального народа России и как таковой является федеральной собственностью особого рода и имеет специальный правовой режим. Так, купля-продажа, залог и совершение других сделок, которые влекут или могут повлечь за собой отчуждение участков лесного фонда, не допускаются».

Из определения Высшего арбитражного суда РФ от 16 июня 2008 года № 16490/07

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Комментарии 0
Сейчас обсуждают
Аноним
16 августа 2022
редакцияeditorial@cian.ru
    0